«Недобросовестность» налогоплательщиков: позиция ФНС Рф через призму положений ст. 54.1 НК РФ

Алексей Слюсарев, генеральный директор юридического центра «Статус-Кво», ведает о практике выявления нерадивых налогоплательщиков и последствиях для их законопослушных контрагентов
В текущее время необыкновенную актуальность заполучила практика предъявления со стороны фискальных органов претензий к налогоплательщикам, ведущим свою деятельность легитимно, с мотивировкой наличия признаков недобросовестности у их контрагентов, перекладывая при всем этом бремя негативных налоговых последствий на самих честных налогоплательщиков.
Часто позиция ФНС шла вразрез с практикой рассмотрения судами соответственных спорных ситуаций.
Так, к примеру, закоренелой теоремой в письмах денежного ведомства являлся тот факт, что налоговая выгода может быть признана безосновательной, если налогоплательщик был должен знать о нарушениях, допущенных контрагентами, с возложением на налогоплательщика бремени налоговой ответственности, который при заключении сделки понятия не имел о наличии налоговых нарушений со стороны собственного поставщика, издавна не платящего налоги и не предоставляющего отчетность.
В то же время, с недавнешнего прошедшего при разрешении вопроса: «А реально была ли сделка?» и «Кто прав, кто повинет — сам налогоплательщик либо его коммерческий партнер?» позиция ФНС Рф склоняется к тому, что налоговым органам нужно в процессе налоговых проверок оценивать на предмет получения безосновательной налоговой выгоды недобросовестность конкретно проверяемого налогоплательщика и совершенных им действий, а не его контрагентами. При всем этом налоговым органам доверено исключить формальные подходы при выявлении безосновательной налоговой выгоды в процессе проведения налоговых проверок (письмо ФНС Рф от 16.08.2017 №СА-4-7/16152@).
Пытаясь в очередной раз расставить все точки над «i» в вопросе установления порядка поведения субъектов экономических отношений исходя из убеждений налоговых последствий таких отношений, ФНС Рф в письме от 16.08.2017 N СА-4-7/16152@ «О применении норм Федерального закона от 18.07.2017 N 163-ФЗ» показывает на тот факт, что при установлении налоговыми органами наличия в рамках заключенных налогоплательщиком сделок (операций) хотя бы 1-го из 2-ух событий, определенных в п. 2 ст. 54.1 НК РФ «Пределы воплощения прав по исчислению налоговой базы и (либо) суммы налога, сбора, страховых взносов», ему должно быть отказано в праве на учет понесенных расходов, также заявления по ним к вычету (зачету) сумм НДС в полном объеме».
Но, необходимо отметить, что на сегодня аспекты, закрепленные ст. 54.1 НК РФ, были уже сформированы судебной практикой, как следствие, закон только нормативно закрепил имеющийся подход на практике и сделал его конкретным.
Фактически, практика уже складывается таким макаром, что налогоплательщик, чтоб принимать к вычету и учесть в расходах операции, должен обосновывать их действительность, а с вступлением в силу новейшей статьи в НК РФ и с учетом пояснений ФНС можно гласить о том, что это будет основным направлением налогового контроля в наиблежайшие годы.
Как следствие, с введением данной нормы законодательно очерчены границы правового поля налогоплательщика, в границах которого он имеет право сформировывать объекты налогообложения, т.е. улучшить свои налоговые платежи. Но, это вновь не очень отличается от правового поля, ранее очерченного признаками безосновательной налоговой выгоды, установленными в Постановлении ВАС РФ от 12 октября 2006 года № 53 «Об оценке Арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».
В качестве отличительной особенности ст. 54.1 НК РФ от ст. 10 ГК РФ необходимо подчеркнуть отсутствие в данной норме упоминания о «недобросовестном поведении», о «злоупотреблении правом» либо о «необоснованной налоговой выгоде».
Пределы воплощения «налоговых прав», на самом деле, вводят обязанность для налогоплательщиков и их налоговых агентов исчислять налоги исключительно в определенном контексте, где не должно быть всех искажений сведений о фактах предпринимательской жизни или об объекте налогообложения.
Анализ содержания ст. 54.1 НК РФ свидетельствует о том, что она является специальной нормой налогового права, имеющей направленность на пресечение определенного состава налоговых правонарушений, где 1-ый пункт сформулирован в качестве властного запрета на искажение всех фактов хозяйственной жизни налогоплательщика, 2-ой — в качестве наделения его правомочием по формированию налогооблагаемой базы под определенными критериями, 3-ий — в виде исключений ряда признаков из состава правонарушения, а 4-ый — в виде распространения установленного налогового правила на сборы и страховые взносы (по принципу аналогии).
Из чего можно прийти к выводу, что практика внедрения данной нормы может пойти в 2-ух направлениях.
Одно из которых — в сторону вытеснения из судебной практики, также актов не нормативного нрава налоговых органов таких понятий, как «должная осмотрительность» и «реальность операций».
Другое же практическое направление может признать, что приведенные два понятия не противоречат друг дружке и могут быть применимы вместе с положениями НК о действительности выполнения сделки определенным контрагентом. В связи с чем последующий «ход» за судебными органами и правоприменительной практикой, которую они сформируют.
По сей день судебная практика часто исходила из того, что действительность совершения сделки имела решающее значение.
Определяющим признаком являлась установленность факта реального выполнения контрагентом договорных обязанностей, вне зависимости от того, есть у него ресурсы для этого либо нет.
Вступление в силу ст. 54.1 НК РФ, которая показывает на то, что «обязательство по сделке должно быть исполнено конкретно стороной контракта, заключенного с проверяемым налогоплательщиком», данное условие значительно меняет все происшествия: компании, которые не имели ресурсов, но исполнили договор, будут автоматом равняться к фирмам-однодневкам. Или в качестве обоснования выполнения данной сделки третьим лицом нужно открывать договорное либо легитимное обоснование перехода к нему обязанности исполнить сделку с налогоплательщиком. Как следствие, на налогоплательщика может быть возложение обязанности обосновывать наличие у его контрагента соответственных производственных, торговых, человечьих ресурсов, свидетельствующих о наличии у контрагента реальной способности исполнить взятые на себя обязательства.
По собственной сущности мотивированной направленности ст. 54.1 НК РФ совместно с ранее введенными разъяснениями и правилами имеет нацеленность на вытеснение из предпринимательской жизни всех нерадивых налоговых схем. При всем этом все схемы получения таковой налоговой выгоды условно можно поделить на последующие виды:
  • обналичивание средством гражданско-правовых договоров денег налогоплательщика;
  • дробление бизнеса налогоплательщика в целях уменьшения налогов через внедрение подставных лиц;
  • внедрение особых налоговых режимов;
  • внедрение налоговых льгот;
  • занижение налогооблагаемой базы (завышение расходов либо вычетов налогоплательщика) при помощи разных надуманных и притворных сделок.
В целом, с законодательным закреплением положений, изложенных в ст. 54.1 НК РФ, практически закончился процесс перехода к повсеместному применению в Рф принципа о преимуществе экономической сущности лица над его юридической формой, с этой целью всегда отыскивая реального выгодоприобретателя — лица, имеющего фактические права на доходы, другими словами которое в силу прямого и (либо) косвенного роли в организации, контроля над организацией (зарубежной структурой без образования юридического лица) или в силу других событий имеет право без помощи других воспользоваться и (либо) распоряжаться доходом, приобретенным этой организацией (зарубежной структурой без образования юридического лица).
Таким макаром, ст. 54.1НК РФ «Пределы воплощения прав по исчислению налоговой базы и (либо) суммы налога, сбора, страховых взносов» совсем лишила русский бизнес способности свободной налоговой оптимизации.
Невзирая на то, что уже есть малочисленные судебные акты, в каких упоминается ст. 54.1 НК РФ (Постановление Арбитражного суда Уральского окрестность от 20.02.2018 N Ф09-100/18 по делу N А50-12441/2016)), еще пока нет полной ясности, в какую сторону оборотится судебная практика по налоговым спорам после принятия поправок в Налоговый кодекс и объяснений ФНС Рф.
В избранное
Подписывайтесь на наш Дзен-канал: zen.yandex.ru/delovoymir.biz
Поделиться
0
Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям