Наверх
Br.Ki → Форум
ШКОЛЬНИКОВ И СТУДЕНТОВ НАДО РАЗВЛЕКАТЬ ИЛИ ВСЁ-ТАКИ ОБУЧАТЬ? — 27 мая 2018
Увлечённо создавая с виду красивые и модные «модели обучения», мы не замечаем, что такое положение вещей искусственно создано путём внедрения в процесс воспитания и обучения детей и подростков ложных предпосылок.

Приведу несколько примеров.

Пример первый

Ребёнок – это личность, равная совершеннолетнему человеку. Он сам решает, что и как делать и т.д. Подобная предпосылка переворачивает с ног на голову не только психологию развития, но и весь воспитательно-образовательный процесс, т.е. педагогику. Мы придумываем «новые» методики или используем методы обучения взрослых, не ведая даже того, что до одиннадцатилетнего возраста ребёнок вообще не способен мыслить абстрактно. О воспитании и речи нет. «Предпосылка», она же не изменит природу ребёнка – он ведь всё равно останется ребёнком, которого придётся обучить и воспитать.

Пример второй

Школьники Эстонии хоть и занимают верхние строчки в рейтинге PISA, однако не испытывают никакого счастья от учёбы. Теперь тёти и дяди из ОЭСР утверждают, что то же самое происходит и в Финляндии. И вот начинается уже новая свистопляска – как нам «сделать» школьников счастливыми?

«Создание» весёлой школы – это задача несложная, но ведь в такой никто и ничему не научится. Опытом всего человечества обладают философы, которые расскажут вам, что учёба – это преодоление трудностей и противоречий! Уже даже в университетах появились молодые люди, которые ожидают от профессора «игровых элементов»… Долго это ещё будет продолжаться?

Пример третий

Результаты тестов PISA свидетельствуют о высоком уровне школ Эстонии – именно это обожают подчёркивать чиновники от образования (читай: как же чудненько мы управляем происходящим в школе!). Да ни о чём они не свидетельствуют! Сравните теперь наши утверждения с утверждением двух финских профессоров педагогики – Осмо Кивинена (Турку) и Яркко Хаутамяки (Хельсинки): «Связь между результатами теста PISA и происходящим в школе (т.е. обучением) ничтожна (по крайней мере в Финляндий, хм!). Опять ложная предпосылка…

Пример четвёртый

В процессе учёбы пользуйтесь программой PowerPoint, потому что профессура ведь пользуется! Это яркий пример распространения по всему миру псевдонауки. Для многих преподавателей (особенно тех, кто работает в старших классах), это уже основной метод обучения.

Пять-шесть лет назад (тогда ещё можно было!) встал вопрос об уровне преподавания в университетах. Тогда Хардо Паюла вышел в газете „Maaleht“ с идеей – миротворцы ООН должны отобрать у университетских преподавателей все устройства для демонстрации слайдов в PowerPoint. Согласен с Паюла на 95%, потому что такие лекции – это же ведь самое настоящее убийство процесса овладения знаниями.

Самым же опасным в итоге является то, что ложные предпосылки заставляют нас отрекаться от науки под названием «психология». Слушайте и смотрите лекции наших докторов педагогики, например, в интернете (UTTV), и ни слова больше о науке, особенно о фундаментальных исследованиях! Так как мы отбросили в сторону даже проверенные временем и соответствующие законам природы методы развития, обучения и воспитания детей, то вот мы и оказались на карачках… Что, так и будем на брюхе ползать?
«Кто не платит, тот не празднует» — 27 мая 2018
Весна — тяжелое для взрослых время. Уставшие мамы и папы готовятся к выпускным балам. Не только в 11 и 9 классах, а ещё из начальной школы и детсада. На всё это, разумеется, «добровольно-принудительно» собирают деньги.
https://mel.fm/blog/anastasiya-mironova/8314-kto-ne-platit-tot-ne-prazdnuyet-kak-iz-roditeley-vybivayut-dengi-na-vypusknoy-i-podarki
«Вам бомжами светит стать»: один день начальной школы — 27 мая 2018
Казалось бы, прелесть прошлого в том, что оно прошло. Но иногда оно возвращается (или просто не уходит). В советской и постсоветской школе публичное порицание хулиганов, доски позора и «молнии» с именами опоздавших были обычным делом. Но когда в наше время за сущий пустяк детей запирают в классе на весь день (без шанса выбраться) — это пугает. Лариса Моисеева рассказывает историю обычного учебного дня в обычной российской школе.


https://mel.fm/blog/larisa-moiseyeva2/87416-vam-bomzhami-svetit-stat-odin-den-nachalnoy-shkoly#comments
Скоро выпускной — 12 мая 2018
https://youtu.be/3_q2HGwV38U
Это кто? — 11 апреля 2018
Это учителя? Эти учат? Эти воспитывают. И таких 95 процентов мадамов Стороженко. ОТВРАТИТЕЛЬНОЕ ПЛЕМЯ
https://youtu.be/XBl1TGAsVS4 Так что, драгоценные, вы хотите хорошей зарплаты? За что? Сидите и наслаждайтесь тем, чего вообще недостойны.
Без комментариев — 3 апреля 2018
https://www.finanz.ru/novosti/aktsii/rossiyskoy-sisteme-obrazovaniya-predskazali-krakh-iz-za-nedofinansirovaniya-1020253734
ШКОЛА БЕЗ РОДИТЕЛЕЙ — 2 апреля 2018
К школе, как и к институту, я отношения давно не имею, но вот школьники приходят ко мне каждый день. Мы с ними разговариваем о том о сем — в том числе, конечно, и об их школьной жизни.
Для меня представляется очевидным, что школа, школьное — да и высшее, наверное — образование должны будут как-то измениться в самое ближайшее время. Они уже меняются. Причина в том, что хрестоматийный сценарий, веками и тысячелетиями реализовывавшийся в обучении — у учителя есть та или иная информация, у учеников ее нет, он им ее передает и потом спрашивает, как усвоилась — совершенно очевидно изживает себя прямо на наших глазах. Информация, по объему и разнообразию многократно превосходящая содержимое памяти любого учителя, теперь находится во всемирной сети и поступает к нам по запросу из «коробочек».
Но просто наличия информации в интернете явно недостаточно, получения образования гипнозом или прямой передачей в мозг никто пока не изобрел, стало быть, пусть не сегодняшняя школа, но какой-то образовательный институт все равно нужен.
Так думаю я и, кажется, большинство экспертов. А что думают школьники? Они ходят в школу каждый день — и именно им, опираясь в том числе на свои школьные воспоминания и мечты, придется ее как-то менять.
На сегодняшний день я опросила совсем немного подростков — 20 мальчиков и 18 девочек, но зато специально выбирала самых смышленых и способных формулировать свои мысли. Плюс все они говорили, что сами думали над вопросами школьной реформы еще до моего запроса, а некоторые даже что-то читали и обсуждали эту тему с друзьями. Возраст — от 11 до 17 лет.
Первая, прямо-таки ошеломляющая и выбивающая почву из-под ног нынешних и будущих реформаторов неожиданность — почти половина детей (18 человек) считает, что школа, в которой они учатся, такой и должна оставаться. В ней есть недостатки, но как-то существенно ее реформировать — еще опаснее. В самой школьной туповатой консервативности есть хоть какие-то гарантии. Гарантии чего — получения знаний? А вот и нет. Любые знания — это сегодняшние дети понимают прекрасно — можно добыть в любую минуту из тех самых коробочек. Гарантии взаимопонимания, общих и более-менее достойных ключей доступа. Понятно? Я тоже не сразу поняла. Суть вот в чем. Мои школьники говорят о том, что людям достаточно сложно понять друг друга, потому что они разные. Но понимать и договариваться все равно надо. Всю жизнь. Если люди с детства что-то такое одинаковое увидели, заучили и одинаковое понимание этого им в головы считай насильно засунули, то это получается такая одна для всех платформа и точка отсчета (палочки должны быть перпендикулярны, Катерина — «луч света», Онегин — «лишний человек», Волга впадает в Каспийское море, угол падения равен углу отражения и т.д.), начиная с которой можно строить уже всякие другие оригинальные здания совместного понимания. В нашем сегодняшнем обществе не дефицит знаний и образования, а дефицит чувствования, понимания друг друга и умения договариваться. Многие уже вообще в реальности общаются с трудом и живут всю жизнь одни. А при наших нынешних постоянно расширяющихся технологических возможностях это неумение почувствовать, понять и договориться просто опасно для существования всего человечества. А вот когда людей в детстве одинаково учат, на одних и тех же задачах и примерах, им взрослым договориться все же проще. Объясняли они мне это, конечно, разными словами, но все 18 говорили, в общем-то, об одном и том же. Я абсолютно не ожидала, что они могут так мыслить и долго сама себе не могла поверить, что я именно это слышу. Однако — могут. Все эти ребята, конечно, считают, что кое-что в школе можно и изменить. Например, большинство из них против домашних заданий. Считают, что нужно все изучать в школе и прямо на уроке закреплять пройденное. Некоторые считают, что домашние задания должны быть по желанию. Кто чувствует, что ему надо еще повторить — пусть делает. Но никаких дополнительных репрессий, если не сделал.
По вопросу школьных оценок — все 18 консерваторов считают, что оценки конечно, вызывают стресс, но они, безусловно, нужны. Без них не будет стимула, возможности сравнить себя с другими, да и обратная связь полностью потеряется.
По вопросу ходить или не ходить в школу один из моих консерваторов, 16-летний гимназист, высказался с прозрачной и беспощадной жестокостью: «Общеобразовательная школа — это сейчас последнее место и единственный способ для взрослых хоть как-то контролировать и направлять социальную жизнь подростков. Хорошо это или плохо — я не знаю».
Остальные 20 моих подростков — реформаторы. Более или менее радикальные.
Шестеро считают, что школа не нужна вообще. Каждый может выстроить себе индивидуальный образовательный маршрут («да, нужны люди, которые посоветуют, и это не родители») и по нему слушать лекции, выполнять какие-то задания, получать консультации у специалистов. Еще пятеро считают, что в начальной школе, класса до шестого, должно быть групповое обучение, а потом — только индивидуальное.
Остальные 9 — за групповое обучение от начала до конца: «иначе мы вообще все превратимся в этих, которые только в гаджетах и сидят», «надо же где-то общаться», «друзей на всю жизнь часто в школе находят, вот у моей мамы так», «нужно учиться взаимодействовать», и даже «детеныши должны группами расти» (тут я как бывший биолог чуть не прослезилась).
Опять об оценках. Лишь пятеро реформаторов считают, что они вообще не нужны. Остальные (некоторые с откровенной грустью) уверены, что нужны, без них не получится.
А вот — сюрприз-сюрприз для родителей! — 22 ребенка из 38 считают, что в школе будущего родители не должны никак участвовать в обучении детей после третьего класса (до этого можно помогать, но только если ребенок сам попросит). Пятеро считают, что должен быть принят специальный закон или постановление, запрещающее родителям «доставать детей с уроками». Общение детей и родителей будущего должно быть основано на чем угодно, но не на обсуждении школьной успеваемости. Услышьте, кто может!
Но, конечно, должны быть специальные люди и места — почти все считают, что эти места должны быть в интернете, — куда ребенок может обратиться за консультацией, если ему что-то непонятно. Две трети детей считает, что в школе будущего консультировать будут роботы — они не устают, не раздражаются, им не нужны выходные, зарплата и т.д. Почти половина реформаторов считает, что и учить в школах будущего тоже будут андроиды — по тем же причинам. Вторая половина — за живых людей: «с ними интереснее», «с живым человеком всегда приятнее», «в школе же не только знания дают, но и жизни учат, общаться, а откуда же андроиду это знать?»
Кем будут эти живые учителя?
Почти все реформаторы считают, что учительство будет не профессией, а этапом жизни части людей будущего. Причем этапом престижным и высокооплачиваемым. Вот ты, допустим, актер или математик. И работаешь актером или математиком. И если ты в своем деле хорош, то на каком-то этапе ты получаешь право немножко поучиться психологии и еще чему-то, сдать экзамен и пойти на год-два-три в школу преподавать математику или актерское мастерство. А потом вернуться в свою профессию. И то, что у тебя был такой опыт — это очень серьезное признание твоего профессионального уровня. Ты не только хорошо играешь или считаешь, ты еще и доказал, что можешь учить этому других. И связь таких учителей и учеников сохраняется почти на всю жизнь, особенно если кто-то под его влиянием потом выбрал профессию актера или математика.
Как составляются и корректируются программы? Чему учить?
Все реформаторы считают, что программ по каждому предмету будет несколько и, опять же, проконсультировавшись со специалистами, ребенок сможет выбирать и учиться по удобной ему программе.
Реформаторы, естественно, считают, что выбирать можно будет и предметы.
Как это согласуется с групповым обучением? Да очень просто! Биологию он учит с этой группой, а антропологию — с другой. Но группы постоянны на весь курс обучения.
Многие — 17 человек — считают, что в будущем грань между средним и высшим образованием сотрется. Учиться люди будущего будут лет до 25 (это мнение большинства, но есть исключения).
Немного радикализма.
— Всех детей, начиная с восьми лет, нужно отбирать у родителей и до 18 лет обучать и воспитывать в творчески ориентированных интернатах. Учителя в этих интернатах — самые успешные в своем деле люди, согласившиеся на жертву ради будущего человечества.
— Детей надо научить читать, писать, считать и пользоваться интернетом. Потом, лет с десяти, дети начинают работать (сначала по паре часов в сутки, на простых работах и на подхвате, потом там, где посложнее) и попутно учиться тому, что им интересно.
— Образование уже не важно. Еще немного — и все станут делать роботы, а люди будут лежать в ванночках и жить в виртуальных мирах. А потом просто все это отключат, оставшиеся в живых одичают и история человечества начнется сначала.
— Надо всех учить космическим профессиям. На Земле уже места мало.
— К каждому ребенку, как он родился, будут приставлять специального робота-аватара. Он его всему и научит. (Мой вопрос: «А что же родители?» Ответ: «А они живут своей жизнью и вечером спрашивают, как дела».)
— Нужно, чтобы дети воспитывались вместе с животными в лесу. Тогда они, когда вырастут, не будут портить природу. А чему учить — это все равно, все равно много лишних.
И в завершение:
Все 38 школьников хотят, чтобы в средней школе был предмет «самопознание». Знать бы еще, что это такое. И кто будет ему учить. Роботов не предлагать. (С)
Радужное будущее. О детях. — 31 января 2018
https://snob.ru/selected/entry/133858?utm_source=fb&utm_medium=social&utm_campaign=snob&utm_content=article
Невменяемые семейные ценности — 27 января 2018
Учить — не круто

Профессия учителя в России переживает не самые лучшие времена. Более трети россиян считают ее непрестижной. Средний возраст нашего учителя — 52 года, средний стаж работы — 20 лет. 34% из них недовольны своими зарплатами. Согласно исследованию НИУ ВШЭ и «Левада-центра», число учителей, которым нравится их работа, сократилось с 42% до 22%.

При этом в России почти 42 тысячи общеобразовательных школ, а учреждений для трудных подростков на всю страну около 40. Большинство несовершеннолетних хулиганов учатся в обычных школах. Иногда они устраивают в школе дебош или бросают в учителей стульями. В Иркутской области девятиклассник избил 73-летнюю преподавательницу физкультуры. Школьник из Кургана прославился в интернете после того, как туда попало видео, на котором он три минуты оскорбляет учительницу рисования. Учителя рассказали «Снобу» о том, как подростки издеваются над ними.

«Нет желания работать в школе, куда будет приходить этот ребенок»

Никита, 27 лет, Златоуст:

Когда я взял классное руководство, мои ученики очень этому обрадовались. Они вообще всячески меня поддерживали, на их уроки я всегда шел с радостью. Но спустя некоторое время начался кошмар.

Я часто ездил с классом на экскурсии по городам России. В одной из таких поездок и начались мои разногласия с учеником, который всегда считался лидером в классе. Мы были в Москве, и одна из девочек договорилась там повидаться со своей тетей. Они решили встретиться возле станции метро. Я, естественно, сказал ученице, что одну ее не пущу. Тогда один из мальчиков на повышенных тонах потребовал, чтобы я девочку отпустил. Он стал настаивать. Вышел скандал.

В школе конфликт начал разрастаться. Мальчику не нравилась моя одежда, мои уроки, не нравилась его парта. Он заявлял, что я плохо готовлю его к экзаменам. Потом он стал приходить без формы, на уроках демонстративно общался с одноклассниками, лежал на парте, не делал домашние задания. Как-то раз мы говорили о концлагерях и он, глядя на слайд с телами погибших, сказал: «Круто же. Трупы. Прикольно». Чуть позже вместе с одноклассницей, которая регулярно выпивала, они стали меня оскорблять. А однажды этот мальчик и вовсе подошел ко мне на перемене и пообещал избить.

Под конец учебного года я напомнил классу, что необходимо сдать учебники. В ответ этот мальчик сказал, что продал книги, а потом и вовсе заговорил отборным матом. После этого ученики, в глазах которых мой авторитет уже был изрядно подорван, начали позволять себе много лишнего. То на урок пьяными придут, то начнут писать гадости в Сети. В сообщениях всегда было много мата, а в конце одна и та же фраза: «Счастья тебе, сука».

Уже после выпускного, примерно через месяц, у меня зазвонил телефон. Я взял трубку и услышал голос того самого парня. Он был пьян и предложил мне выпить вместе с ним. Я, конечно, отказался — в итоге меня почти две минуты крыли матом.

Я в то время очень много нервничал. Коллеги, конечно, пытались меня успокаивать, дома тоже советовали не обращать внимания на провокации. Но мой любимый момент в этой истории — поведение администрации школы. Директор сразу дала понять, что в любом случае будет на стороне ученика. Она меня самого обвиняла в случившемся. Ей казалось, что после наших совместных поездок дети начинают считать меня другом и позволяют себе много лишнего. Я с этим не согласен. Другие классы были со мной и в Москве, и на Таганае, но при этом относились уважительно.

После того как те ребята выпустились, администрация школы больше не дала мне классного руководства. А раньше меня даже отправляли на городской конкурс лучшего классного. Я решил сменить место работы. Нет желания работать в школе, куда время от времени будет приходить тот мальчик.

Но меня многому научила эта история. Сейчас я бы с удовольствием взял самый неблагополучный класс и попытался его исправить.

«Три года жизни — на помойку»

Диана, 25 лет, Калуга:

Я начала работать учителем в 22 года. В школе, куда я устроилась, было много неблагополучных детей, некоторые с криминальными наклонностями. Эти ребята постоянно хотели напакостить.

В одном девятом классе был ученик, который на всех уроках выкрикивал матерные слова и издавал неприятные звуки. Это продолжалось с первого до последнего урока — примерно пять часов в день. В ответ на замечания он громко смеялся и продолжал орать. Так отвратительно подросток себя вел абсолютно на всех предметах.

В классе помладше был ученик, который угрожал моему коллеге заявить на него в полицию и обвинить в домогательствах. Таким способом он выбивал из преподавателя «четверку». Потом его положили в психбольницу, и учителей по вечерам отправляли туда с ним заниматься. Если вычесть расходы на проезд, то за каждый такой урок мы получали около 100 рублей.

Как-то раз у нас в школе даже обчистили учителя. Виновника нашли, но начальство запретило писать заявление. Требовали решить все миром. Если честно, я и сама иногда с трудом верю, что все это было в моей жизни. Даже мои родные думают, что я немного приукрашиваю. Бывает, говорят: «Не преувеличивай».

Свои выходки дети теперь сопровождают фразой: «Вы не имеете права мне что-то сделать». И ведь никаких последствий для ученика-хулигана действительно нет. Советы профилактики правонарушений — пустая болтовня. Устав школы — туалетная бумага. Дети защищены законом очень хорошо. К тому же есть негласное правило: если на территории школы ученик сделал что-то противозаконное, это не должно выйти на всеобщее обозрение.

Недавно я уволилась из школы. Три года жизни — на помойку. Сейчас собираюсь вести курсы английского языка для детей и взрослых в частной компании.

«Каждый сам отстаивает свои права»


Всеволод Луховицкий, сопредседатель профсоюза «Учитель», преподаватель русского языка школы «Интеллектуал»:

Главный способ защиты учителей от провокаций со стороны учащихся — наличие системы расследования таких происшествий в школе. В каждом учебном заведении должна быть конфликтная или управляющая комиссия. Нужно обратиться туда и потребовать официального разбирательства. Часто учителя молчат, потому что не любят «волокиты». На самом же деле это как раз то, что может спасти и защитить. Одно дело, когда ребенок говорит, что его, например, побили, директору один на один, другое — когда он говорит это на открытом формальном расследовании.

Учителя из разных соображений сами не хотят себя защищать. У нас почему-то все думают, что любой случай должен быть прописан в законе. Однако каждый сам отстаивает свои права. Если ученик ведет себя агрессивно: ругается матом, кричит, то нужно обратиться к уставу школы. В нем обычно прописаны все варианты, как поступать. Однако учителя, как правило, их не используют: жалко ребенка, у ребенка родители плохие, не хочу с ним связываться. Но достаточно три раза написать докладную директору, и директор будет вынужден разбираться — вызывать родителей и так далее.

Повторюсь: самый разумный способ действия в случае провокации — требовать официального разбирательства. Не бывает учителей, которых не любят абсолютно все дети в классе. При любом расследовании найдутся ребята, которые скажут, что школьник сам начал все безобразие. Надо требовать официального вдумчивого разбора и ни в коем случае не бояться.

Если же травля случается за пределами школы, то это уже вариант уголовный. Нужно писать заявление в полицию и ждать расследования.
Что обязаны учителя — 4 января 2018
В Екатеринбурге учителям запретили с 1 декабря называть русский язык родным — 3 декабря 2017
"...чтобы не оскорблять представителей тех российских народностей, для кого русский язык не является родным..."

..Это цыгане попросили.
От этого клоуна - заместитель начальника отдела службы по надзору в сфере образования и науки Екатеринбурга Евгений Николаев, в скором времени появится распоряжения об обязательном изучении цыганского языка и требование перевести документооборот Урала на цыганский.
У нас в стране кто-нибудь будет бороться с этой нечистью в руководящих кабинетах?
Эти падлы на детях эксперименты ставят. На наших детях.
Иван Васильевич таких на кол сажал на площадях, дабы видел народ к чему дурь в головах и вредительство государству приводят.
Что бы понимал человек, что будет с ним за подобные выкрутасы.
Впрочем, рыбка-то гниет с головы, такая же коунесса - министр, да и президент не лучше.А пипл-плебс все вкушает
В Екатеринбурге учителям запретили с 1 декабря называть русский язык родным — 3 декабря 2017
Какая утончённая чисто чиновничья глупость! Чиновники, которых давно пора сокращать и переводить даже не в учителя, а в "народное хозяйство", чтобы усидеть на своих "штаныпротирабельных" местах, придумывают всякую чушь. Ведь всегда в регионах, где было много национальностей, дети изучали русский язык и родной язык(например, в Татарии). Не знаю, уместно ли это в Екатеринбурге, скорее всего нет. Но даже если это уместно, необходимо вводить курс национальных языков Приуралья. А их там, конечно, великое множество. Воистину, дури наших чиновников нет предела! А всё потому, что для них войти в класс с 40 "тинейджерами" всё равно, что войти в клетку с тиграми. А как же другие учителя заходят? Всю жизнь, да ещё пользуются "респектом" этих подростков!
В Екатеринбурге учителям запретили с 1 декабря называть русский язык родным — 3 декабря 2017
Совещание под названием «Профилактика нарушений обязательных требований законодательства РФ в сфере образования в части обеспечения прав граждан РФ на изучение родного языка из числа языков народов РФ», прошедшее в екатеринбургской классической гимназии №104, вызвало у педагогов много вопросов и нервозное состояние. Учителям к первому декабря приказано составить новый учебный план по русскому языку.

Преподавателям объяснили, что теперь нет просто предмета «русский язык», который по привычке в школах называли «родной язык». Теперь есть два разных предмета: русский язык как государственный язык и русский язык как родной язык для тех, кто его считает родным языком.

Применение же термина «родной язык» к русскому языку недопустимо, так как это будет звучать оскорбительно для представителей других народностей России, для которых он не является родным.

«Выступал заместитель начальника отдела обрнадзора Евгений Николаев, он приказал к 1 декабря составить новые учебные планы по двум предметам — это государственный русский язык и родной русский язык. Получается, что будут новые часы, разные страницы в журнале, но учебник один, прежний. Мы пока в прострации, — рассказал „URA.RU“ завуч одной из школ Екатеринбурга, участвовавший в совещании. — Раньше говорилось, что подобное будет только в национальных республиках. Все мы знаем, какие страсти из-за языка кипят в Татарии и Башкирии, где принудительно заставляют всех детей изучать национальные языки, но теперь в обязательном порядке это распространили и на нас».

Редакция «URA.RU» обратилась за разъяснением в департамент информационной политики губернатора Свердловской области.

«Совещание было организовано по просьбе представителей школ. Речь шла о корректировке формулировок, существующей документации в школах. У детей всех народов России есть право на изучение родного языка. Это право добровольное», — прокомментировали в департаменте.
Куда смотрит школа? А может, смотреть надо родителям? — 26 ноября 2017
Учителя виноваты в произошедшем с Антоном Дроздовским, или просто нашли "крайних?"
Резонансное продолжение получила история 9–летнего Антона Дроздовского, которого субботним вечером на каникулах героически вытащил из Свислочи лицеист Виталий Титов. Медики поставили мальчика на ноги, но уволилась его классный руководитель, замечание получил школьный психолог. Кривотолки множатся. Кто–то говорит, что 66–летняя классная приняла решение сама. Кто–то — что ее вынудили. Кто–то — что таким образом педагог просто избавила себя от нервотрепки, ведь начался разбор полетов и крайним предсказуемо назначили учителя. И мнения теперь разделяются — от «с какой, собственно, стати?» до «и правильно, не уследили же за семьей!». Точно так же разошлись во взглядах и участники сегодняшнего спора, устроив импровизированное родительское собрание. Один считает, что именно педагоги могли бы драму, за которой наблюдала вся страна, предотвратить, другой — что слишком уж велик с них стал спрос. Чья позиция вам ближе?

Ррман Рудь и Людмила Грибасова

Хорошо помню, Люда, как мы, второклассники, целых 45 минут сидим без движения. В классе гробовая тишина. Спина прямая, руки сложены одна на другой. Нам разрешалось моргать, но не шевелиться. Шевельнулся — получай единицу. Эту обыкновенную пытку учительница называла уроком дисциплины. Искренне полагала, что таким образом формирует в детях усидчивость. Помню, как падал у доски мой одноклассник, которого не выпускали из класса, считая его боли в животе симуляцией. Регулярные удары указкой и линейкой по пальцам тоже запомнились очень хорошо, а уж про постоянные оскорбления в адрес учеников и говорить нечего — без них не проходил почти ни один урок...

В современной школе все это непредставимо, верно? Учителя научились сдерживать эмоции, боятся лишний раз повысить голос и никогда не посмеют поднять руку на школьника. Да, их поставили в жесткие рамки ответственности за тех, кого обучают. И если эти рамки порой называют чрезмерными, то я отвечу, что таким образом сегодня нивелируются последствия той, прежней модели образования. Когда учительской ответственности было меньше, а права орать и наказывать — больше. Сегодня бумеранг вернулся.

Впрочем, педагоги не вдруг оказались перед этими реалиями. У нас последовательно и далеко не первый год проводится политика усиления спроса за то, что происходит с детьми. Причем спроса не только с учителей. С родителей тоже: государству уже не все равно, как питается, в каких условиях живет и делает домашние задания каждый конкретный ребенок. Милицию по этому вопросу — где и как проводят время школьники — тоже напрягают будь здоров! И медики крайне бдительно относятся к здоровью подрастающего поколения. Оно и понятно: интересы детей объявлены в стране высшим приоритетом. Но странное дело, мы не слышим жалоб от врачей и милиционеров на то, что их заставляют проявлять якобы чрезмерное внимание к детским проблемам. Никто из них не кричит о непосильной ответственности и запредельном спросе. Зато подобные сетования регулярно звучат от тех, кто проводит с нашими детьми по 6 — 8 часов в день! От тех, кто более других обязан «принимать меры предосторожности для предупреждения несчастных случаев с учащимися». Как и написано на сайте любой школы. А в Кодексе об образовании еще и подробно расписано, как именно учителя должны заботиться о наших детях. На что здесь жаловаться? На закон?

Почему ответственность за детей несут только учителя?
И я очень хорошо понимаю логику законодателей и авторов множества должностных инструкций для педагогов. Ведь мы доверяем школе даже не ключи от квартиры, а наше куда более дорогое достояние. Самое дорогое, что у нас есть, — собственных детей. Потому и спрос, если за детьми не уследили, столь суровый. И возможности соответствовать этому спросу тоже есть: в большинстве классов сейчас не по 40 учеников, как было когда–то давно. Появились средства оперативной связи с родителями. Есть время уделить внимание каждой семье. И если бы по поводу социально опасного положения, в котором находился тонувший в Свислочи школьник, забили тревогу раньше — то трагедии бы не произошло, и пареньку–спасителю не пришлось бы рисковать жизнью. Думаю, это прекрасно понимают все, кто понес наказание за свою невнимательность к ситуации. И вряд ли считают это наказание несправедливым.

Людмила, недавно мне пришлось рассказывать о двух неприятных случаях, произошедших в нескольких минских школах. Они очень хорошо иллюстрируют, насколько глубоко — и неверно! — понимают меру своей ответственности некоторые учителя. Сначала они на родительском собрании напустили страху на взрослых людей, сообщив, будто детей похищает некая банда педофилов на дорогих автомобилях. Это было сделано абсолютно бездумно, с целью якобы усилить родительскую бдительность. Итог получился обратный: мамаши перепугались, заодно перепугав детей, а вся история оказалась фальшивкой, высосанной из пальца одной скучающей гражданки. В другом случае педагоги проявили столь же безответственную «заботу» о детях, пустив в классы некоего самозванца, представившегося членом поисково–спасательного отряда «Ангел». Тот, проникнув в школы с попустительства учителей и с неизвестной целью, наплел испуганным детишкам небылиц о новых преступлениях в отношении школьников. Вместо того чтобы срочно позвонить в милицию и выяснить природу ужасных слухов, учителя предпочли... взвалить ответственность на родителей, обязав их отпрашиваться с работы и сопровождать детей по дороге домой.

Вот такой «заботы» нам не надо! Люди, выбравшие себе почетную, но крайне ответственную профессию учителя, должны уметь защищать детей от любых неприятных жизненных ситуаций. И держать за это ответ перед обществом, вместо регулярного нытья на тему «как нам нелегко». Макаренко не ныл, хотя ему было неизмеримо труднее справляться с сотнями беспризорников.

Имейте уважение

Людмила ГАБАСОВА Ну сколько можно, Рома? Если следовать ущербной логике «кто тянет, тот и за двоих потянет», то можно таких глубин маразма достичь! Давай, скажем, лишим классного руководителя премии за то, что твоя дочка на отдыхе в Египте наступила на морского ежа — ведь ей наверняка недообъяснили что–то на информационном часе. Или начнем–ка штрафовать расчеты МЧС за каждый пожар — есть подозрение, где–то недопроверили. А медиков отчего не вызывать на ковер, если кто–то умер от алкогольного цирроза? ЗОЖ, видно, плохо пропагандировали! Почему сотрудников ГАИ не наказывать за всякое ДТП? Непорядок, похоже, с их профилактической работой! Скажешь, что передергиваю? Да я о подобном абсурде в контексте школы слышу отовсюду и регулярно.

Из последнего. Директору школы и нашей классной вчинили выговор за то, что сущее бедствие по имени Саша что–то украл в магазине на летних каникулах. В очередной, между прочим, раз. Первую учительницу лишали премии по такому же поводу. Пару лет назад 12–летний Саша даже угнал автомобиль... Он давно состоит на учете в ИДН и давно взял себе за правило не ходить на уроки — изредка так наведываться. Как ты понимаешь, все только и ждут, чтобы он куда–нибудь отчалил. Но ведь всеобуч, права ребенка, скандальная мама, строчащий жалобы дедушка... Так что учителей и дальше будут наказывать за разбалованного безнаказанностью и вконец отбившегося от рук мальчишку, чьи родители только и могут, что устраивать в школе дикий ор. Это справедливо, правильно? Это наставит Сашу на путь истинный? Зато кто–то поставит галочку в отчете: «Меры приняты». И сам не получит по шапке.

Да прекратится ли это издевательство над учителями? Когда уж статьи «СБ» о кипе бумаг и тонне забот, которые на них навалены, достигнут критической массы? Проверить, проконтролировать, отвести, проинспектировать, доставить, заполнить, подготовить — и все это сверх чисто педагогических задач. Учить–то когда? Когда растить своих детей? Развиваться профессионально? А почему ты бормочешь мне мантру про то, что «доверил учителю самое святое»? Да, доверил, но на 6 — 7 уроков, и с себя ответственность вовсе не снял. Более того, это у тебя она, друг мой, повышенная — за сон, быт, рацион, взгляды, привычки и склонности твоего ребенка. А также за его здоровье и жизнь, по семейному кодексу. Наше горячее желание переложить на кого–то труды по воспитанию — всего лишь фантомная боль из советских времен, когда детей растили ясли, сады, школы, кружки и пионерские лагеря. Тогда многие всецело полагались на государство. Его чрезмерно патерналистской политикой теперь оправдывают кляузников из старшего поколения: мол, проявите понимание, люди так были воспитаны. Но книксенами да реверансами перед ними, увы, добились побочного эффекта. Выросла уже молодая плеяда, тоже уверенная, что за ее здоровье отвечают исключительно врачи, за детей — садик и школа, а за квартирный вопрос — бюджет. И что с них со всех спрос должен быть больше, чем с самого себя. Причем вирус, смотрю, все глубже проникает. На днях наблюдала, как барышня делала запись в книгу замечаний и предложений крупного магазина. Из–за недовеса, просрочки, хамства? Бери круче! Расстроенная до слез предыдущим покупателем кассир не сказала ей «добрый день!». А барышня привыкла к приветствиям, а у нее теперь, видишь ли, уже не то настроение. Так что еще один ответственный появился — за наши нервы.

Глазам не верю, Рома: ты всерьез считаешь, что в педагогический идут, мечтая инспектировать чужие холодильники? А также всякий раз что–то кому–то документально доказывать? Помню, как вытянулось лицо у нашей учительницы, когда на районном торжестве дамочка–чиновница строго приказала сфотографировать всех явившихся учеников. Мол, а обеспечена ль массовость? На по–настоящему интересный праздник пришли–то почти все, да вот у классной сломалась фотокамера. И мне пришлось заниматься этой бессмыслицей! Ау, куда теперь сбросить с телефона кучу мутных кадров? Неужто это нужно кому–то для аналитического отчета?

И вообще, ты такие ужасы рассказываешь, что, кажется, мы с тобой живем на разных планетах. Мне учителям предъявить абсолютно нечего. Ни в гимназии, где учился сын, ни в обычной средней школе, где учится дочка. Только одно могу сказать: «Спасибо!» И только об одном настоятельно прошу — перестать прикрываться пафосными фразами и начать на деле уважать педагога. Антон дома, его из семьи не забрали, дали маме с папой время для работы над ошибками — чего еще? Зачем кровожадно искать постфактум крайних? К чему сие странное административное рвение, которое никому не принесет ни пользы, ни добра? Политика же — искусство компромисса. Социальная в том числе. Тем более когда речь о таких тонких материях, как счастье ребенка и престиж его учителя.
Ирландская школа. — 19 ноября 2017
Ежегодно в Ирландию едут учиться множество молодых людей из разных стран. По количеству учебных заведений и качеству обучения она занимает одно из первых мест по всему миру. Мы поговорили о плюсах и минусах обучения в Ирландии с ученицей одной из тамошних школ, попытавшись сравнить наши системы обучения.
Дети начинают учиться уже начиная с 4-5 лет. А учебный год длится с конца августа и до конца июня. Каждый год в классах меняется классный руководитель. Также в Ирландии некоторые школы предоставляют религиозное образование детям из католических семей. Это делается специально для того, чтобы ученики не привыкали к одному и тому же учителю.это делается специально для того, чтобы ученики не привыкали к одному и тому же учителю. Школьная форма в школе обязательна, в Ирландии очень мало школ, где дозволена свободная форма. У нас есть свитер с логотипом, рубашка, брюки, юбка, спортивный костюм и галстук и обязательно должны быть убраны волосы. Также в основной школе нельзя приходить с макияжем и украшениями. Покупают форму родители либо в социальном магазине, либо в обычном магазине можно купить похожую одежду по цвету и типу и пришить логотип школы. Обычно в классе 30-33 учеников, но не больше. В младших классах есть правило, что детям нельзя находиться в одиночестве во время школьного дня, чтобы ни один ребенок не грустил и все учащиеся в классе дружили друг с другом и не было никаких конфликтов. Обычно за этим следит ’’шериф’’, который выбирается среди учеников каждую неделю.На переменах дети не ходят в коридорах по школе, школьный двор разделен на две части: для младших классов и старших. Если погода позволяет, то дети ходят на улицу независимо от времени года. Если погода не позволяет, то дети занимаются своими делами в классе (общаются, смотрят фильм, и т.д.). Школа не предоставляет для детей питание, каждый ребенок должен приносить еду с собой, родителям или опекунам выдается лист, где указано, какую еду приносить нельзя (газированные напитки, чипсы, сладкое, орехи и т.д.), также нельзя делиться едой с другими ребятами, т.к. могут быть различные аллергии. К тому же нет возможности подогреть еду. ДУМАЮ, ЭТО МИНУС. ГЛАВНЫЙ, ЧТОНЕ ВСЕ РОДИТЕЛИ МОГУТ СДЕЛАТЬ ХОРОШУЮ ЕДУ, А ЭТО ПОВОД ДЛЯ НАСМЕШЕК, МОЖЕТ БЫТЬ, ИЛИ СТЕСНЕНИЯ. ДЕТИ-ЗЛЫ. А ЕЩЕ МОЖЕТ БЫТЬ АЛЛЕРГИЯ, ВЕДЬ ПРИ ЭТОМ ОНИ БУДУТ ДЕЛИТЬСЯ ИЛИ МЕНЯТЬСЯ ЕДОЙ. Все учебники должны покупать родители в начале учебного года и, к сожалению, в конце года книги приходится выбрасывать, т.к. продать их не получится, ведь ученики в них же и пишут.

← Назад